viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

НАЛЬЧИКСКИЙ ВОЗДУХ ЧИСТ, ПРИЯТЕН И ЗДОРОВ

    Продолжаю знакомить моих читателей с фотоальбомом "Любимый Нальчик", который готовит наше издательство.
Формат А 3- позволяет разместить огромные фотографии, детализирующие мельчайшие подробности архитектуры и пейзажа.
      Такого Нальчика вы еще не видели.
      Фотографические снимки, идущие в последовательности: 1900, 1930-50, 1970-80 и 2000 годы - позволяют увидеть артобъекты города во временной ретроспективе.
      Сегодняшняя публикация иллюстрирована фотографиями из альбома нальчанки Ирины Вольфензон (по мужу Перельсон), уехавшей в 1998 году вместе с семьей из Нальчика в Израиль и живущей ныне в городе Сдерот. Часть из них войдет в фотоальбом.

11024708_1574314316150356_3422279819164852199_n


    ...В конце июня 1892 года …«приехал в Нальчик, чтобы предпринять отсюда экскурсию в горы и ледники Главного Кавказского хребта. Хотелось отдохнуть от городской жизни, насладиться видами, равных которым нет в Европе, поохотиться, пофотографировать. Нальчик – официально слобода, а на самом деле – чистенький, довольно благоустроенный городок и административный центр округа или уезда того же имени.

   

Он находится верстах в 30 от станицы Котляревской Владикавказской железной дороги, и весь состоит из одной длинной мощеной улицы, застроенной одноэтажными домами. Мимо него про-бегает неглубокая, но быстрая, прозрачная горная речка, давшая городу свое имя. По эту сторону реки тянется неоглядная кабардинская степь, а по ту сторону – лесистые предгорья Главного хребта, так называемые «Черные» горы. Из-за него выглядывает громадный снеговой хребет, с высочайшими вершинами – Дых-тау, Коштан-тау и другими, которые вследствие своей вышины и прозрачности горного воздуха кажутся совсем близко, тогда как до них по прямой линии верст 70, не ближе. Благодаря близости степи, леса и снегового хребта и довольно возвышенному местоположению, Нальчик пользуется прекрасным климатом: воздух его чист, прохладен и необыкновенно здоров. Купанье отличное, окрестности красивы и необыкновенно удобны для прогулок. Все это дало ему репутацию климатолечебного пункта и в последнее время сюда стало приезжать на лето много слабогрудых, но главным образом из ближайших губерний. К сожалению, за пределами Кавказа Нальчик никому почти неизвестен, а в «путеводителях» по Кавказу он почти не упоминается.

65079_1574314336150354_956586262263358642_n

1504978_1574314349483686_5717380811593535948_n



     Собираясь из Нальчика сделать экскурсию в центр Главного Кавказского хребта, к горам Дых-тау и Коштан-тау, где расположены горцы так называемых Балкарского и Бизингиевского обществ, я стал искать проводника и верховых лошадей для этой поездки (колесных дорог там нет вовсе), но это оказалось не так-то легко. Лошадей, положим, достать можно было сколько угодно, притом лошадей прекрасных, горских, и за невысокую плату – рубля полтора в сутки. За проводником тоже дело не стало бы, потому что каждый почти горец может быть им; но беда в том, что никто из них не говорит по-русски. Исключение составляют только горцы, учившиеся в местном горском училище, но таковых немного и все окончившие курс пристроились на службу, либо в переводчики к местным чиновникам (такая должность существует здесь официально), либо в милиционеры или полицейские служители. Наконец после долгих поисков и при содействии любезнейшего начальника округа, подполковника Вырубова, удалось мне найти молодого горца, учившегося в училище, хотя и коверкавшего русский язык, Асламбека Шахманова, который взялся быть моим проводником. Это был довольно симпатичный молодой парень, таубий, то есть дворянин, сын довольно состоятельного помещика, но по внешности и образу жизни ничем не отличающийся от простого горца. За свои труды и пару верховых лошадей на своем продовольствии он выговорил себе пять рублей в день. Плата эта по-здешнему довольно высокая, так как прокорм лошадей в горах не стоит решительно ничего.

10388561_1574314339483687_2513982572703696081_n

11043104_1574314342817020_2118740070546574401_n



      Двадцать девятого июня, рано утром, Шахманов с парой хороших горских лошадей подъехал к моему крыльцу. За этими лошадьми он ездил накануне в горы за несколько десятков верст. В Нальчике можно найти сколько угодно кабардинских лошадей, которые очень хороши для степи, но для ужасных горных троп вовсе не пригодны: у них нет для этого твердого шага и выносливости горских лошадей. Весь мой багаж, состоявший из перемены белья и платья и необходимой провизии, должен был помещаться в двух не-больших переметных сумах. Провизия состояла из чая, сахара, хлеба и разных закусок, так как в горах трудно достать что-нибудь. Но проводник мой, по горскому обычаю, ехал, как стоял, без всяких запасов и даже без копейки денег: все это с успехом заменяется восточным гостеприимством, на которое рассчитывает каждый горец, отправляющийся в путь. Он знает, что везде найдет даром приют и пищу, равно как и сам готов при случае поделиться с путником последним куском. Как святы для горца правила гостеприимства, видно хотя бы из того, что обычай дозволяет украсть необходимое, чтобы угостить гостя.
    С. Ф. Давидович. «В горах Кавказа» (журнал «Природа и охота». М., 1893).


?

Log in

No account? Create an account