viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

ЛЮБИМЫЙ НАЛЬЧИК: "КАК НА ИЗЫСКАННЕЙШЕМ КУРОРТЕ ЕВРОПЫ"...

    Тексты из планируемого к выходу фотоальбома о прошлом и настоящем нашего родного города, на который издательство объявило подписку, так как не хватает средств на его издание, а спонсоров - патриотов города - что-то не видно.

11046195_1572472819667839_7506391936733634836_n


    ... Удивительно притягателен вид с окруженных арочной колоннадой террас гостиницы «Нальчик». Возведенная в начале тридцатых годов прошлого века, она долгое время была одним из самых красивейших зданий города. Вот какой запомнил только что построенную гостиницу немецкий пролетарский писатель Бальдер Ольден, ныне совершенно забытый: «Потом я увидел гостиницу, белую, точно из мрамора, перед огромным парком, гостиницу на 80–100 номеров, с большим обеденным залом. Скатерти были белы, поблескивало стекло, а за нарядно накрытыми столами сидели серьезно и празднично, в горских одеждах, перепоясанные кинжалами, седобородые старейшины сел этой страны, съехавшиеся из далеких ущелий, чтобы обсудить очередные дела»175.


    Б. Ольден стал свидетелем съезда народных сказителей Кабардино-Балкарии, проходившего как раз в 1934 году, участники которого (среди них был и герой нашей книги «Балкария: боль и гордость» Кязим Мечиев) жили в гостинице «Нальчик».
   Кстати говоря, о самом городе немецкий писатель пишет, что Нальчик, «в мерцании луны и многочисленных электрических фонарей» напоминал ему «очаровательнейшие и изысканнейшие курорты Ривьеры или Южной Италии»; что, гуляя ночью «по громадному парку между серебряных голубых елей, благоуханных кустов и клумб, разделанных с большим искусством», он и его спутники теряли чувство реальности, вновь и вновь ощущая себя «на каком-нибудь изысканнейшем курорте Европы».

13810_1572472759667845_8058560558297043278_n

17891_1572472799667841_1033245511996607340_n

    Ежегодно (с конца апреля, если он выдавался теплым, а чаще с мая) на террасах, венчающих фасад гостиницы и чем-то напоминающих капитанские рубки, выставлялись столики. Посетители ресторана сидели часами на свежем воздухе, играл оркестр, танцевали пары. Звуки волшебной музыки, разносимые порывами легкого теплого ветерка, были слышны в самых отдаленных уголках города. До сих пор в моей памяти жива картина, как, стоя под невесомыми арочными перекрытиями, опираясь на белоснежную балюстраду, смотрят на родной город родители – оба во всем белом (отец в полотняных брюках, мать в платье из парашютного шелка), нарядные и совсем молодые… А сам трехлетний мальчик ни в какую не соглашается подойти к этим столь непрочным на его взгляд столбикам, за которыми скрывается ночная бездна. Он жмется поближе к столику, где рядом с фужерами соседствует шахматная доска, и над очередным ходом задумался «коренастый, плотный мужчина с большими карими глазами и черной шапкой волос». Это был Бетал Куашев...

10647165_1572472776334510_5239465346381088098_n

11012375_1572472796334508_8171093668141017355_n

11016716_1572472789667842_3399555901754054051_n

11041822_1572472773001177_1905921838331547841_n

    …Как-то в мае, много-много лет спустя, мне удалось вновь побывать на одной из террас гостиницы «Нальчик». Летний ресторан уже давным-давно прекратил свое существование, столики убрали, на площадке, с облупившимися колоннами, было одиноко и неуютно… Но стоило только подойти к балюстраде, как вновь зазвучал оркестр, играющий волшебную музыку невозвратного прошлого – там, вдалеке, за Домом Советов, белой кипенью раскинулись цветущие фруктовые сады: пышные кроны яблоневых и сливовых деревьев, усыпанные лепестковой вязью, являли собой единое мозаичное панно – нежно-белое, с иссиня-черными земляными крапинками. Каштаны, разбежавшиеся по ближайшим от гостиницы улицам во все стороны, освещали город своими пирамидальными свечами...


  • 1
(Deleted comment)
  • 1
?

Log in

No account? Create an account