viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

НАРЗАН – НАПИТОК НАРТОВ: ЛЕГЕНДЫ И ИСТОРИЯ

     Я уже писал, что наше издательство выпустило книгу «Живой отголосок прошлого», которую составили материалы, рассказывающие о родившемся в Нальчике фольклористе Евгении Баранове и труды, ему принадлежащие. Издательство планирует выпустить второй том его произведений, в который планируется включить собранные Евгением Захаровичем легенды и предания народов Кавказа. Войдет в него, в частности, и очерк «Нарзан», напечатанный Е.З. Барановым в журнале «Вокруг света» (№29, 4 августа 1912 года) под легко раскрываемом псевдонимом Е. Захаров. Очерк этот представляет несомненный интерес. Если у кого-то из современных читателей возник-нут претензии к некоторым определения автора, напомним, что текст этот был написан более ста лет назад и отвечает представлениям того времени о проживающих на Кавказе народах.

10947170_1559044897677298_4294007157885979355_n (1)

     Первые сведения о нарзане. – Исследование его Палласом. – Первобытное состояние источника. – Нарзан в древности. – Древнее название его. – Легенда о его происхождении. – Смерть нарта Сосруко.
       Углекислый источник нарзан, находящийся на кисловодской группе кавказских минеральных вод, благодаря своим высоким лечебным качествам, давно уже пользуется заслуженной популярностью в России и отчасти за границей, но сравнительно немногим известно его прошлое, а также и происхождение его название. Между тем то и другое представляют несомненный интерес не только для бальнеологов, но и для широкой публики, особенно же для посетителей кавказских курортов.

   

Первоначальные сведение о пятигорских горячих водах и о нарзане проникают в Россию в царствование Петра Великого, который во время Персидского похода, заинтересовавшись минеральными источниками нынешней Терской области, приказал своему лейб-медику Жоберу исследовать их. Исполняя приказание царя, Жобер дал в 1717 году описание бештаугорских (ныне пяти-горских) горячих ключей и, между прочим, упоминает о нарзане, хотя лично и не видел его. Описание это было очень поверхностно и не отличалось точностью. Только спустя 56 лет академик Гюльденштедт составил более подробное описание источников.
     В то время источниками и прилежащими к ним землями Пятигорья владели кабардинские князья Тархановы, официально находившиеся в дружественных отношениях с Россией, а на самом деле не упускавшие случая делать нападение на только что начавшие возникать по Тереку русские поселение. Поэтому Гюльденштедта, во время его посещения Пятигорского края, сопровождала воинская охрана; по той же причине Гюльденштедт не мог уделить достаточно времени для исследование нарзана. Но результатом его посещения края явилось то важное обстоятельство, что в следующем 1773 году в земле пятигорских черкесов была заложена первая русская крепость Константиногорская, которая с течением времени превратилась в нынешний город Пятигорск.

10169439_1559044881010633_4272975113388546726_n




      Хотя с этого времени доступ в землю черкесов и стал более свободным, однако прошло еще 20 лет, прежде чем нарзан был описан подробно. Это описание, по свидетельству ученых, отличающееся необыкновенною ясностью, было сделано знаменитым путешественником-ученым Палласом. Он нашел источник в ущелье, ныне покрытом роскошным парком, в треугольнике, образуемом расхождением речек Казады (нынешней Ольховки) и Елкоши (Березовки). Вода в нем била ключом, кипела, как в котле, и в сильной степени была насыщена углекислыми газами. Но во время разливов Казады источник затоплялся пресной водой, и Паллас, в целях сохранения его, высказался за отвод в сторону этой речки, что впоследствии и было сделано.
     Ущелье было дикое и болотистое, кое-где по нему были разбросаны сакли абазинцев, занимавшихся хищничеством. По этой причине посещение нарзана русскими больными было крайне опасно до тех пор, пока начальник Кавказской линии, генерал Марков, в 1792 году не предпринял энергичных мер к очищению Пятигорского края от горцев, прогнав их в горы за Кубань. Он же первый из русских администраторов провел лето около нарзана, пользуясь его водами, в память чего его секретарь Кедров поставил на горе, господствующей над ущельем, каменный крест; от-сюда и гора получила название «Крестовая».

10943651_1559044874343967_8536008383715920942_n




     В 1803 году по приказанию кавказского наместника князя Цицианова было заложено укрепление Кисловодское, и с тех пор русское правительство занялось благоустройством источника нар-зана.
     Много трудов и забот для этого положили князь М. С. Воронцов и А. П. Ермолов: можно сказать, что только благодаря их энергичным действием по удалению из края хищнических шаек горцев и административным заботам, кавказские минеральные воды, а с ними и источник нарзан сразу привлекли к себе внимание русской публики.
Дикое ущелье было превращено в красивый, тенистый парк, на месте пустыря возникла каменная галерея, в которой находится источник, заключенный в каптаж со стеклянным колпаком на-верху; на месте прежнего болота появилась тополевая аллея, можно сказать, единственная по своей красоте на Кавказе. И в настоящее время Кисловодск славится не только нарзаном, но и как по-этический уголок с чудным горным воздухом.
Само собою разумеется, что благоустройство нарзана, как источника, а вместе с ним и Кисловодска явилось не вдруг – для приведения того и другого в современное состояние потребовалось более ста лет и несколько десятков миллионов рублей.

10945623_1559044891010632_1989915431830201440_n




      Был ли известен нарзан в древности?
      Судя по преданиям и легендам кабардинцев, горских татар и некоторых других туземцев Се-верного Кавказа, на этот вопрос можно ответить утвердительно, а археологические данные говорят, что он был небезызвестен и древним римлянам. Окрестности Кисловодска, лежащие на дороге, по которым происходили сношения древних обитателей Северного и Южного Кавказа, и до сих пор представляют интересные следы и воспоминания римских походов: встречающиеся на пустынных равнинах надгробные памятники, как уже доказано, римского происхождения: на Рымгоре (тоже в окрестности Кисловодска) можно видеть в каменной скале высеченные ступени лестницы, остатки цистерн, полузасыпанную землей пещеру со сферическим куполом.
     Надо полагать, на это римская цитадель. Находимые в курганах и при других раскопках около этой горы, а иногда и ближе к Кисловодску римские медные и серебряные монеты могут служить подтверждением пребывания римлян и около источника нарзана.
      Современное его название является искаженным древнекабардинским и указывает на то, что в древности местность, занимаемая ныне Кисловодском и его окрестностями, была населена антами, предками теперешних кабардинцев.
      Источник первоначально носил три названия:
      1) нарвант-псына, что на древнекабардинском языке значит антский, чистый (ясный), как глаз, колодец; 2) псынаху, то есть светлый или священный колодец и 3) псынах-фадде – священный колодезный напиток.
Сказания северо-кавказских туземцев (кабардинцев, горских татар, осетин, чеченцев и др.) говорят о нартах, богатырях, отличавшихся сверхъестественными ростом и силой. Они вели беспрерывные войны с народами, обитавшими по южную сторону Кавказского хребта. По всей вероятности, название нартов носил какой-нибудь народ, в древности, до появления предков нынешних туземцев, обитавший на предгорьях Северного Кавказа и начавший впервые возделывать здесь кукурузу, на что указывает кабардинское название этого растения – нартух – хлеб нартов.

      
        10408588_1559044904343964_8957828068174141366_n




      Те же кабардинские предания между прочим рассказывают, что источник (нарзан) был хорошо известен нартам.       Так, когда они хотели напиться из него воды, то все знатнейшие люди собирались в доме старшего из них, причем к дверям сакли привязывали вола рыжей масти, предназначенного для жертвоприношения; затем в комнате зажигали шесть светильников и начинали молиться, а после молитвы пели: «Ноба нартыхе я псинахой фесш», то есть «Сегодня питье священной нартовской воды». По окончании этого обряда нарты пили воду из источника.
      Таким образом, согласно этому преданию, источник был посвящен нартам. Но, кроме того, од-на из кабардинских легенд причину происхождения источника связывает с жизнью нартов в окресностях нынешнего Кисловодска.
      В кабардинских сказаниях о нартах самая выдающаяся роль принадлежите нарту Сосруко.
     Он был рожден из камня, почему и тело его было так крепко, что оставалось неуязвимым ни для стрелы, ни для меча, за исключением того места на бедре, за которое кузнец вынул его клеща-ми из камня.
Сосруко был самым сильным, отважным и самым благородным из всех нартов, и слава о нем шла по всему Кавказу. Остальные нарты завидовали ему, ненавидели его, но погубить его не мог-ли, так как знали о чудесном свойстве его тела.
      Однажды нарты совершили набег по ту сторону Кавказских гор и возвратились с богатой добычей, для дележа которой собрались в горах, в окрестностях нынешнего Кисловодска.
Сговорившись заранее, нарты обвинили Сосруко в присвоении части добычи. Обвинение было очень тяжкое, и сколько Сосруко ни уверял нартов, что он не повинен в присвоении, они не хоте-ли ему верить.
     Тогда глубоко огорченный он воскликнул:
     – Бог скажет, кто говорит правду: я или вы!
     И, оставив нартов, он спустился в ущелье и шел, думая с горечью в душе о несправедливости товарищей, с которыми еще недавно делил все опасности и лишения военных походов.
     И так тяжело стало у него на душе, что он не выдержал и заплакал. Слезы его упали на землю и «прожгли ее».     Глубокая трещина образовалась в земле, и из нее забил ключ чудодейственной, целебной воды.
     Узнали об этом нарты и сильнее прежнего возненавидели Сосруко и решили во что бы то ни стало погубить его.
Выпросили они у колдуньи жан-шарх – волшебное колесо со стальными острыми зубьями и, помирившись с Сосруко, пригласили его принять участие в состязании вкатывания этого колеса на вершину Ошха-тху (гора Бештау близ Пятигорска).
      Сосруко принял приглашение. В назначенный день множество нартов собралось у подошвы южного склона Ошха-тху. Началось состязание: одни нарты, стоявшие на вершине горы, пускали вниз колесо, а другие, у подошвы ее, старались поймать его и сильными толчками вкатить его опять наверх. Дошла очередь до Сосруко, и он начал вкатывать колесо так же, как и остальные нарты – руками.
     – Останови жан-шарх грудью, – сказали ему нарты,
Сосруко подставил под мчавшееся с горы колесо грудь. Ударилось оно о грудь и снова отскочило на вершину горы.
     – А попробуй-ка удержать жан-шарх бедром, – сказали Сосруко нарты.
Посмотрел на них Сосруко и сказал:
     – Я вижу, что вам тесно со мной жить на свете. Хорошо, я исполню ваше желание – умру.
Подставил он бедро под колесо, и острые зубы его вонзились в то место, за которое когда-то клещами взялся кузнец, вытаскивая его младенцем из камня. Раздробили зубья бедренную кость, и упал Сосруко, обливаясь кровью.
      Он чувствовал, что смерть шла к нему, и позвал своего чудесного коня Тхожея, быстрота ног которого была подобна быстроте ветра. Прибежал конь и стал перед хозяином.
     – Тхожей, я умираю, – проговорил Сосруко, с трудом поднялся и сел на коня.
     Быстрее птицы помчался Тхожей и очутился на берегу Черного моря.
     Передними ногами он вырыл яму, в которую лег Сосруко и умер. Тхожей засыпал его землей, взвился вверх и исчез.
     После смерти Сосруко нарты сразу увидели, какого отважного и благородного товарища лишились они. Набеги на соседние народы, борьба с врагами удавались им не так легко, как при жизни Сосруко. Раскаивались они в своем злодействе и, сваливая вину один на другого, стали враждовать между собой. Потом, много лет спустя, они частью погибли в междоусобице, частью рассеялись по свету.


?

Log in

No account? Create an account