viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

ПАУКИ-ЛЮДОЕДЫ ДО СИХ ПОР ЖИВЫ?


Материал, который рассчитан не на слабонервных, в котором нет ни слова выдумки, но сама правда читатеся как выдумка.


    …Рассказанное ниже однозначно будет воспринято большинством как выдумка, сказочная страшилка, фольклорное сказание. Вероятны иронические комментарии, намеки на неадекватность восприятия, упреки рассказчика в желании привлечь к себе внимание не совсем корректными методами.
    То, что в эту историю большинство не поверит, я знаю точно. Более того, я сам не верил достаточно долго. Да и сейчас, если по честному, сомневаюсь в услышанном. А поэтому попытаюсь препарировать его со всех сторон, взглянуть на данный эпизод с позиций возможного. Впрочем, что значит возможного? Это невозможно, по той простой причине, что невозможно –сказал мне специалист, непосредственно связанный с изучением данных представителей мира фауны.


10924820_1553510884897366_4105791381245802327_n

    Ну коль так, нам остается изложить только факты. Считайте всю эту историю вымыслом, но вымыслом, основанном не только и даже не столько на преданиях далеких лет, как на впечатлениях очевидцев.
     Речь пойдет о гигантских членистоногих – пауках, которые когда-то жили в наших местах. Я уже обращался к этой теме в материале «Тызыльские пауки и легендарный Маджар» («Неизвестная Кабардино-Балкария», 2013) и был уверен, что на этом тема закрыта. Напомню, речь шла о том, что Маджар (на его месте располагается сейчас печально известный в новейшей истории Буденновск) – знаменитый золотоордынский город, являвшийся в XIII-XVI веках центром пересечения торговых путей из Закавказья в Северное Причерноморье и Поволжье, согласно преданиям был буквально атакован гигантскими пауками. Об этом писал крупнейший ученый XVIII века Петер-Симон Паллас в своем труде «Заметки о путешествии в южные наместничества Российского государства в 1793-1794 годах»: «У нас нет оснований верить, что …жители были изгнаны отсюда великим множеством огромных тарантулов, от которых, по традиции, происходит название речки Бивалла. По-татарски би означает «тарантул», а валла – «плохой» или «дурной». Я никогда не считал эту страну родиной названных насекомых; более того, несмотря на все старания, я не смог обнаружить здесь даже обыкновенного тарантула». Позже – в 1828 году – в Маджаре побывал французский натуралист Шарль Годе, уже более подробно изложивший легенду об уничтожении города гигантскими пауками.

14302_1553511494897305_444676924012963366_n
1461504_1553511391563982_2285371508022113278_n
1798519_1553511554897299_582417789553274697_n


     Размышляя в своем материале над тем, каким именно образом пауки смогли овладеть целым городом, я, придерживаясь того мнения, что жители покинули Маджар по причине невероятного обилия тарантулов, превративших жизнь людей в кошмар, тем не менее, вспомнил и об одном сказании, нашедшем отражение в нартском эпосе. Сказание удивительное, к тому же уникальное – ни у одного из народов, носителей нартского эпоса, за исключением балкарцев и карачаевцев, не встречающееся. Оно опубликовано в книге «Нарты» (Москва, «Восточная литература», 1994) в разделе «Сосурук/Сосурка» под номером 45 и называется «Как нарт Сосурук истребил пауков-людоедов».
    Но привел я его в материале «Тызыльские пауки и легендарный Маджар» как определенного рода доказательство того, что гигантские пауки могли существовать, во всяком случае, в человеческом воображении. И если их было много, и если они доставляли людям неприятности и страдания, то могли со временем, в пересказах через поколения, увеличиться в размерах, превратившись в гигантов.

10620646_1553511651563956_2515249000894892896_n
10906416_1553511648230623_2800009313266860078_n

    Понятно и то, что тызыльские пауки никак не могли оказаться в Маджаре, находящемся в более полутора сотен километров (по прямой) от наших мест. Это была просто экзотическая версия, служащая целью придать материалу некую мистическую интригу. А оказалось, что ее и не надо было придавать – Маджар далеко и сам по себе, а тызыльские пауки совсем другая история. И самое главное – получается, что отнюдь не мифическая. Более того – в семидесятых годах прошлого века я слышал ее отзвук, но будучи весьма скептически настроенным к хабарам местных жителей (за годы журналистской работы такого пришлось услышать, что хватило бы на целый сборник сказок), тогда только посмеялся.
    Но начнем с первоисточника, а именно с оригинального текста. Это запись жителя селения Бедик Харуна Отарова, сделанная известным балкарским просветителем Саидом Шахмурзаевым в 1973 году (сказителю на тот момент было 78 лет) и ныне хранящаяся в архиве Кабардино-Балкарского института гуманитарных исследований.
Приведем ее целиком: «Во времена нартов были большие пауки [величиной] с корзину. Они обитали в краю Тызыл, в местности под названием Кердеуюклю. Там есть возвышенность Шауппопот. С обеих сторон этой крутой возвышенности были глубокие ущелья.

10917460_1553511561563965_3470864784549372471_n
10917852_1553511578230630_275690143791448837_n


    Вот там, на перекрестке дорог, в ущелье [и] жили пауки [величиной] с корзину. Они плели паутину [толщиной] с аркан, заманивали [в нее] проходящих мимо путников и, опутав, высасывали из них кровь. В этих глубоких ущельях вокруг Шаушюпота до сих пор лежат кости и черепа людей, которых сожрали эти пауки.
Советчица нартов Сатанай прослышала, что там-то и там-то пауки [величиной] с корзину преграждают дороги людям, заманивают их в [свою] паутину и высасывают из них кровь. Услышав это, она рассказала обо всем Сосуруку.
    Сосурук вместе [со своим] нартским войском отправился туда, где были пауки. Когда добрались, увидели в глубоком ущелье [сети] и [их] паутины. Пауки, заметив [нартов], бросились [на них]. Часть нартов погибла. Однако нарты одержали победу и истребили [всех] пауков.
Нарт Сосурук послал к Сатанай [гонца] с вестью, что они победили пауков. Сатанай пришла [туда] и увидела перебитых диковинных пауков [величиной] с корзину.
   [По велению] Сатанай собрали паутину этих пауков, навьючили на коней и привезли в нартскую страну. Из этой паутины соткали холсты, [сшили] одежду нартскому войску. Одежда, сделанная из паутины этих пауков, не промокала. Она была [очень] прочная, в холод [в ней] было тепло, в жару прохладно. [Нартов, одетых] в эту одежду, не брали ни стрелы, ни мечи. Эта одежда из паутины ослепительно блестела.

10918996_1553511251563996_1568014933603998902_n
10923589_1553511491563972_7832438139228518444_n


    Однажды, когда нартское войско отправилось в поход, в пути оно встретило большую группу эмегенов. Эмегены, увидев [нартов], решили вступить с ними в борьбу. Однако блестящая одежда [на нартах] освещала ущелья, дороги, ослепляла [эмегенов], и они не выдержали, испугались и бросились бежать. [Нарты] стали преследовать эмегенов и загнали их в ущелье Шаушюгюта, где они истребили пауков. Глупые эмегены, [проголодавшись], съели убитых нартами пауков [и все] погибли.
   С этого дня никто не видел эмегенов. «Вот так на земле исчезли эмегены»,— говорил мне в детстве мой отец Наннак, когда рассказывал о нартах».
Итак, перед нами сказка, легенда, предание. К ней надо так и относиться, если бы…
   …Первый отзвук истории о пауках донесся до меня в застойные и такие спокойные семидесятые годы прошлого века. Коллектив редакции газеты «Советская молодежь», в которой я тогда работал, в один из августовских (скорее всего) дней выехал в Тызыльское ущелье – на турбазе «Тызыл», принадлежащей Нальчикскому заводу полупроводниковых приборов, нас пообещали приютить на субботу-воскресенье при полном пансионе. Такая договоренность в те годы была в норме вещей: НЗПП тогда гремел по всей республике, газета не раз посвящала ему материалы и вполне естественно, что комсомольская организация завода решила провести встречу молодежного актива с коллективом газеты в неформальной, так сказать, обстановке.

10933783_1553511421563979_564623752135137435_n


    До Гунделена (тогда он назывался так) доехали в большой тесноте на редакционной «Волге» – на заднем сиденье нас, помнится, было шестеро: четверо впритык друг к другу, двое – практикантка из ростовского журфака и заведующая отделом пропаганды, женщина весьма представительная – на наших коленях. Как добрались – не помню, да это и не имеет в данном случае никакого значения. У гунделеновского поворота нас ожидал заводской «уазик», так называемая «таблетка», в котором мы и разместились с уже большим комфортом.
   За рулем оказался мужчина лет пятидесяти с гаком – для меня, которому было немногим за двадцать – самый настоящий старик, не представляющий никакого интереса. И, без сомнения, не запомнившийся, если бы не следующее… Где-то сразу после ответвления, ведущего в другое ущелье, водитель остановил машину, вышел из нее. Если честно, я подумал, что он пошел по малому делу, решив это осуществить поблизости. Я не придал этому никакого значения, но тем не мене краем глаза отметил, что мужчина остановился у ящика, лежащего на обочине.       Судя по всему, это был ящик, предназначенный для транспортировки яблок. Водитель приподнял его, поднес чуть ли не к глазам, что-то пристально рассматривая, а потом отшвырнул в сторону. Видно было, что он чем-то очень возмущен или расстроен. Это сквозило и в его ответе на замечание сопровождавшего нам секретаря комсомольской организации завода, которое он сделал водителю: тот попытался что-то объяснить, но что он бурчит, в шуме мотора никто не понял.
    Все описанные выше действия водителя я воспроизвожу сегодня с такой точностью потому, что мы с ним оказались за одним столом в примыкающей к спальному корпусу турбазы столовой – очень даже неплохой как по внешнему оформлению, так и по приготовленным блюдам. Водитель (к сожалению, я тогда даже не поинтересовался его именем) к этому моменту уже успел принять на грудь, и судя по всему немалую дозу, а посему хотел высказаться и быть услышанным. Так как мы оказались с ним за столом одни (за общим, где уселись журналисты и заводской комсорг, не хватило мест, и мне, как самому молодому, пришлось притулиться поблизости), единственным его собеседником оказался я. То, что я услышал, воспринял как пьяную болтовню, а по большому счету вообще не воспринял. Да и как можно было реагировать на ту белиберду, что нес водитель. Он поведал, что на днях ездил в Нальчик за продуктами для столовой, ехал налегке, не считая пустых ящиков от яблок, а посему несся достаточно быстро, хоть дорога и не располагала к такой езде. А посему не обратил внимания на странное существо, переползающее дорогу. Тем не менее, неосознанно крутанул руль вправо, и, сам не понимая почему, решил остановиться.

10941910_1553511374897317_4750954337462174501_n

    Затормозил, вышел из машины, прошел несколько метров и замер в недоумении. На обочине дороги находилось нечто всем своим обликом напоминающее паука. Только невероятно огромного – практически по колено. Запомнились острые треугольники многочисленных ног, торчащие со всех сторон, огромный панцирь, напоминающий черепаший посредине, и глаза – блестящие бусинки. Паук был жив, но не двигался, судя по всему, он, получивший удар машиной, находился в прострации.
   Не зная как поступить и в тоже время испытывая неосознанный страх – таких чудищ мужчине еще не приходилось видеть, он вспомнил про ящики от яблок, находящиеся в машине и достал один из них. Паук все также неподвижно маячил на обочине. Мужчина медленно, почему-то бочком подошел к нему и накрыл ящиком. И тут насекомое словно проснулось. Из отверстия мгновенно выплеснулась какая-то желтая масса – шипящая и страшно вонючая; затем ящик, подброшенный невероятной силой, взлетел в воздух и паук, словно удвоившийся в размерах, двинулся на мужчину.
   О том, как водитель рванул с места, как потом гнал машину, можно было только догадываться. С того момента он уже дважды проезжал через это место, но решился остановиться только сегодня – присутствие большого количества людей придало смелости.
   Как я воспринял эту историю? А как бы восприняли вы ее? Триллеры о гигантских насекомых тогда еще даже не пришедшие в головы голливудских сценаристов, были сняты через десятилетия. Материалистическое воспитание отрицало всякую возможность присутствия в нашей тогдашней реальности подобного рода монстров.
Поэтому воспринял так, как и должен был – не поверил ни одному слову своего собеседника. Более того, потом, когда уже ночью мы собрались в импровизированной курилке рядом с основным корпусом, жестоко, с максимализмом, присущем юности, высмеял водителя, передав его рассказ в лицах. Смеялись долго, смеялись все.
   И ушло из памяти. Ушло навсегда. Я даже не вставил этот эпизод в материал «Гигантские пауки и легендарный Маджар», чтобы не оказаться подвергнутым насмешкам. И так уже в Интернете полно реплик, что пишущий эти строки не краевед, а сказочник.
   Я бы и сегодня не вспомнил этот эпизод, если бы…
   Продолжение последует завтра и оно вас еще больше удивит

?

Log in

No account? Create an account