viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

ЗАОБЛАЧНЫЕ ПРОГУЛКИ В ПОИСКАХ ЗАОБЛАЧНОГО ГОРОДА

    Зимой 2013 года мы сообщили о том, что в верховьях Чегемского района, на высоте более 3000 метров над уровнем моря, располагалось неизвестное поселение. Отголоски сведений об этом сохранились в народных преданиях балкарцев. Косвенным подтверждением того, что у истоков реки Джунгу-су имеются непонятные объекты рукотворного, судя по всему, происхождения, стали снимки со спутника Quick Bird (быстрая птица), на которые первым обратил внимание сотрудник Выскогорного института Михаил Докукин.

10154303_1547211635527291_2752905872374381070_n

    Ясность могла внести только наземная экспедиция, которую и удалось осуществить в июле того же года. В этом нам помог депутат Парламента КБР Салим Жанатаев – большой патриот Чегемского ущелья, с детства знакомый с этими местами, исходивший их вдоль и поперек с охотничьим ружьем, а посему знающий здесь буквально каждую тропку и расщелину. Именно Салим с помощью главы администрации селения Хушто-Сырт Ес-кендера Гижгиева сумел найти лошадей, так как пешком мы ни в коей мере не смогли бы управиться за один день. Двигаться же решили не с верховий, как планировали раньше, а с соединяющего Чегемское и Баксанское ущелья перевала Актопрак, примерно в середине которого имеется дорога, уходящая влево, в нужном нам направлении.

    И вот ранним утром, для чего пришлось выехать из Нальчика еще за-темно, кавалькада из шести всадников, которую составили два названных выше лица и их помощник – молодой парень Азамат, а также наша творческая группа тронулись в путь. Сказать, что это путешествие было в охотку, значит, покривить перед истиной – горная тропа, практически не знающая пологих участков, а все время вздымающаяся вверх, – не самое большое удовольствие для тех, кому конь не друг и не брат. И хоть утверждает арабская пословица, что «земной рай можно найти в книгах премудрости, на спине лошади и над сердцем женщины», безоговорочно соглашаясь с первым и последним, конскую спину, особенно в момент, когда ты на ней, весьма непросто соотнести с райскими кущами и тем более неземным по-коем. Какой тут покой, когда на иных участках лошадь так настойчиво пытается взобраться на кручу, что в какой-то момент перестаешь осознавать – ты еще на ней или уже под ней. Тем более что одному из авторов этих строк попалась такая повидавшая жизнь кобыла, которую, что подгоняй, что не подгоняй, с места не сдвинешь, пока она свой кус травы не урвет и челюстями не переработает. Причем ухитрялась она это делать на таких кручах, где задержка на каждое лишнее мгновение виделась откровенным покушением на личную жизнь.
Восхождение свое мы начали от коша, расположенного примерно на высоте в полторы тысячи метров, и за три часа поднялись на высоту в два раза большую, обогнув горы Голугарде, Кекташ, Коджаха, Хобетани. Названия приводим так, как они обозначены на карте, хотя наши спутники называли и другие, более им привычные и за себя говорящие: местность Згора, урочище Дзыгишки, Лабу. Наконец, взобравшись на очередной гребень, мы как будто у долгожданной цели. Но никакой относительно ровной площадки здесь нет и в помине: достаточно отвесный косогор хоть и служит надежной защитой от ветра, но не предполагает долговременного проживания; правда, развалины какого-то небольшого строения говорят о прошлом человеческом присутствии.

10391037_1547212248860563_4084975511939313071_n
10431712_1547212222193899_6081356771742288431_n

     Спешиваемся и продолжаем движение. И вот перед нами открывается местность, где явственно видны следы рукотворной деятельности – это цирк (форма рельефа в виде естественного чашеобразного углубления в привершинной части склонов гор. – Авт.) с относительно невысоким скальным обрамлением и перепадом высот до двухсот метров. В центре его – отдельные скальные образования, рядом с которыми заметны фундаменты каких-то построек. Достаточно аккуратные квадраты, выложенные один над другим, просматриваются как по правую сторону цирка – они видны четко, так и по левую, где соседствуют с каменными осыпями, под которыми некоторые из них, вероятно, и скрыты. Трудно сказать, что это – людские жилища или загоны для скота, хотя для последних столь необычное расположение нехарактерно.

16093_1547212092193912_3064353341706037846_n
1513651_1547211625527292_7654648791098447179_n
10322704_1547211978860590_6173135003404378980_n
10388186_1547212332193888_2119859177695181757_n

    Салим, четыре с половиной десятилетия назад пасший в этих местах вместе с отцом скот, рассказывает, что в те времена у основания цирка располагался кош, где чабаны находились и в зимнее время. Действительно, в этом месте самой природой созданы благоприятные условия для проживания: значительная продолжительность периода освещенности солнцем, защищенность от сильных ветров, недосягаемость от воздействия снежных лавин, камнепадов и селей. Травы здесь не просто вдоволь – с избытком, а значит, заготовленная впрок, она позволяла скоту кормиться всю зиму, вплоть до новых побегов. Непонятно, правда, располагался ли на этом месте только кош, проживала ли отдельная семья или находилось целое поселение. Но одно ясно: людям это место было известно, они здесь жили, а вот как давно – без дополнительных изысканий ответить сложно.
    В этот раз нам провести их не удалось. Погода резко испортилась, с низовий поплыл густой вязкий туман, в какое-то мгновение поглотивший весь цирк, да так, что в двух шагах спутников не стало видно: находили друг друга только по голосам. К тому же начался дождь, причем такой обильный, что вмиг потемнели и набухли от воды хваленые непромокаемые куртки.

10417483_1547211678860620_6745922461811249890_n
10649634_1547211848860603_2761394935020295707_n
10649634_1547212005527254_3442016372189239343_n
10846028_1547211892193932_2541674683734211099_n

    «Туман и дождь одновременно – это надолго», – философски заметил Ескендер, и мы стали собираться обратно, приняв решение спускаться другой дорогой – практически в два раза длиннее той, что поднимались, но проходящей мимо пещер-жилищ и старинного балкарского поселения.
   Что означает термин «надолго», нам стало ясно в ближайшие два часа – по скользкой от влаги траве ехать верхом, особенно по-над обрывом, невероятно опасно – не дай бог лошадь поскользнется и придавит всадника, а то и утянет его за собой вниз, в пропасть, которая уходит на многометровую глубину. Значит, надо продвигаться пешком, ведя лошадей за поводья.
    Тут мы и поняли смысл народной поговорки «сидящему на коне не понять пешего». Тропа, пробитая в траве, что в человеческий рост, хлюпала разбитой земляной жижей, в которую ноги проваливались где по щиколотку, а где и по колено. На относительно же ровной местности царствовали мочаки. Для тех, кто не знает, что это такое, процитируем автора работы «Горные чеченцы» (1893) русского чиновника Н. Е. Иваненкова: «Избыток влаги, собираясь в мелкие струйки, пробивается по пластам земли на поверхность ее. Вследствие этого в горах часто встречаются на высоте от 800 саженей и выше, далеко вне пределов лесной растительности, так называемые «мочаки» – напитанные, как губка, водою верхние пласты земли, дающие начало ручьям, пробивающимся прямо из-под верхнего слоя ее целыми потоками».

10881681_1547212252193896_3969880454230819001_n
10882343_1547211665527288_6479133936811903772_n
10891546_1547211658860622_4110155605817246773_n
10896862_1547211745527280_3458840812951614361_n
10897034_1547212295527225_8100457203335992211_n
10906446_1547211748860613_3313754119159045064_n

    Даже при чтении испытываешь определенного рода дискомфорт, а уж в реальной обстановке поминаешь эти самые мочаки всеми печатными (а про себя и не печатными) словами. Тем более, если постоянно хлюпает снизу, непрерывно льет сверху, из-за пелены дождя ничего не видно спереди, напитавшаяся влагой одежда тянет к земле, которая порой уходит из-под ног по причине отвесности спуска. Итак: час, второй…
    И когда уже кажется, что нет сил больше идти, рельеф местности позволяет воспользоваться лошадьми. Но теперь тропа идет прямо по лесным зарослям и каждая ветка стремится отметиться на твоей голове. И если небольшая оставит только царапины, то та, что потолще, коль вовремя не прижмешься вплотную к лошадиной шее, скинет без всякого сожаления. А если дерево это к тому же растет над каменной осыпью, уходящей вниз на сотню-другую метров к далекой речке, то дух захватывает от перспектив полета, вернее было бы сказать, принудительного спуска в один конец (юмор здесь таков: вниз спустишься сам, вверх поднимут то, что от тебя останется).

10896862_1547211745527280_3458840812951614361_n
10897034_1547212295527225_8100457203335992211_n
10906446_1547211748860613_3313754119159045064_n
10417483_1547211678860620_6745922461811249890_n

     Остается надеяться только на лошадь, которая, как известно, видит до-рогу ногами. И хоть седоки из нас были не ахти (вспомним народную мудрость: каков всадник, такова и лошадь), самые верные друзья человека не подвели: спустили вниз в целости и сохранности. Из-за дождя, правда, удалось только издали сфотографировать жилища-пещеры со следами каменной кладки и лишь визуально осмотреть расположенные под ними остатки фундаментов.
     Все наше путешествие к заоблачному поселению заняло 14 часов, но разгадать его тайну еще предстоит.

10257736_1547211575527297_5051158984010113289_o

?

Log in

No account? Create an account